Моя нереальная реальность

Оля
,
Кишинев

Ну, вот…наконец-то…Моя жизнь разделилась на «до» и «после»…Я родилась, сегодня, в этот дождливый осенний день. А что же было до?..

Моя жизнь была идеальной, даже слишком – идеальный муж, идеальный сын, ну и, конечно же, идеальная я, собственной персоной. Всё это я ваяла долгими годами, эту жизнь, похожую на расписание дней в календаре. Как же легко было всех обманывать, даже местами увлекало и хотелось себе аплодировать. Но как, же тяжело было обманываться самой, знать всё, и толкать себя на эту «идеальную жизнь». И вот в такие моменты самосознания, я как-то внезапно оказывалась в своём маленьком мирке, который помещался в углу балкона, и именно там, сжавшись в комок, я была честна с собой! Здесь я могла сидеть часами, упиваясь тем, что я всё-таки ЗНАЮ.., вспоминать ту самую первую любовь, девочку, с которой я лежала в больнице, её кровать стояла рядом с моей, и  ночью я смотрела на неё, спящую. Каким же было тяжёлым и непонятным это ощущение, ожидание взгляда, прикосновения, и в тоже самое время, это было замечательно, и хотелось бежать вприпрыжку.

У моих родителей никогда не было сомнений в моей «правильной» ориентации. Излишне мужские замашки в моём поведении, всегда оправдывались воспитанием, родители у меня военные. Да и целом, я всегда старалась быть самой лучшей и самой первой, на самом деле, скрывая за этим своё бессилие быть самой собой.

Так вот, таких дней в углу балкона становилось всё невыносимее больше, но я притаившись ждала, я была ещё жертвой, и до охотника надо было дорасти…И вот сын подрос, я обрела, эту, так долгожданную, независимость от родителей, и уже крепко стояла на своих 2-х, с мужем всё было гладко, для меня конечно, мой первый coming-out был ему… И вот я готова шагнуть, но тем не менее, прошло ещё 2 года, до тех пор, как наступило сегодня.

Я позвонила маме и попросила приехать, сказав, что есть разговор. Ждала, пыталась репетировать речь. Сразу не стала ошарашивать, просто сказала, что возвращаюсь на старую работу, следовательно, уезжаю, подготовила почву, так сказать, для главной новости. Тут разговор пошёл «за жизнь», и я совсем отдалилась от цели, уже даже испугалась, что так и не смогу сказать. Но тут набрала воздух и сказала, что главная новость ещё впереди. И, конечно же, как умелый шантажист, спросила, любит ли она меня и будет ли любить всегда. Мама напряглась, увидев мою нерешительность и испуг, трясущиеся руки и губы, и в целом не совсем здоровый вид, думаю в тот момент, из-за всех этих симптомов, она уже ожидала услышать фразу, типа: «Мама у меня СПИД, я умираю». Ан нет, всё было намного банальнее, и я выпалила скороговоркой, даже не глядя ей в глаза: «Мама - я лесбиянка!», и зажмурилась, как-будто ожидала, что сейчас разверзнутся небеса и меня поразит громом и молнией, ну или хотя бы, мама достанет где-то припасённую биту. И тут тишина, ни звука, ни слова, только стук сердца…Я осмеливаюсь открыть глаза и поймать её взгляд, что там? Она меня обнимает и спрашивает: «И ты, что, не знаешь, как жить с этим?». «Нет», - говорю, - “я знаю, меня интересует, как ты сможешь жить с тем, что я такая?». На что она отвечает: «Это же твоя жизнь, а для меня главное, чтоб ты была здорова и счастлива!». Какие затёртые фразы, да? Возможно, но в тот момент мне и была нужна эта простота.

Потом были слова, что всё-таки не нужно зацикливаться, может всё ещё поменяется, и конечно же вершиной всего была непоколебимая фраза всех гетеросексуальных женщин, о том, что я ещё просто не встретила СВОЕГО НАСТОЯЩЕГО МУЖЧИНУ. Ну где, где, в каких  диких лесах Бразилии, водится этот НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА, с биркой на груди, гласящей о своей принадлежности именно мне единственной?

И всё же она, запинаясь, спросила, есть ли у меня женщина. Я ответила, что люблю и готова ради неё на многое, но ей это не нужно…Следующим был вопрос, который я поняла только потом, и, то мне объяснили. Вопрос о том, как кто я её люблю, как женщина или как мужчина? Возмущение готово было вырваться, но я спокойно сказала, что я ведь женщина и дальше собираюсь ею оставаться, и надеюсь, что больше вопросов о гендерных ролях не будет.

Далее последовало, что вот угораздило же меня влюбиться, ведь практически любой мужчина при желании был бы моим (дааа, уже любой мужчина был бы моим, а ведь до этого говорилось, что он один такой, «именной», вот ведь как щедра со мной матушка-природа, она мне даже и настоящих мужчин охапками, а я?.. эх, я). Так вот нет жеж, надо было именно в ту, самую недоступную женщину на Земле влюбиться. Больше она про неё не спрашивала, и, по-моему, сделала вывод, что это уж очень гетеросексуальная, замужняя женщина с целым выводком детей и со всеми вытекающими из этого побочными эффектами.
Как итог было сказано, опять же, что жизнь моя, и именно мне ею распоряжаться, нравятся женщины – пускай, но…где-то там, чтобы не рядом, чтобы соседи пальцем не тыкали, какая, мол, у тебя дочь, чтобы не было у других, непонятливых людей, повода оскорбить, или обидеть меня или нас.
И вот решаюсь ей задать последний вопрос: «Мама, ну а всё-таки, если я создам семью с женщиной, ты от меня откажешься, ну или общаться перестанешь, тебе же стыдно перед людьми будет?». О вопросе я почти пожалела, т.к. по выражению лица, было очевидно, что в меня что-то полетит, но я, же женщина с 2-я высшими образованиями, поэтому все колюще-режуще-летающие предметы были заранее припрятаны. Мама гневно ответила, чтоб я, даже думать не смела, чушь такую. Потом поостыв, сказала, что, может быть, всё как-то уляжется, ну типа пройдёт.

Она уехала, сказав, что любит меня и, что всё будет хорошо. Я всё ходила из угла в угол и думала, поняла ли, или просто смирилась, да и смирилась ли? Вроде разговор прошёл хорошо, я, как и была, осталась любимым ребёнком. О чём ещё мечтать?.. но какая-то недосказанность была. Очень по душе мне пришлось отсутствие нотаций, по-поводу меня, как плохого примера для моего сына. Хотя мама знает, что сын – это моё самой уязвимое место, и могла бы сыграть на этом.

Ну, значит всё ок! Знаю, что впереди ещё одно очень значительное испытание, как один человек назвал его – «географическое бегство», да, бегство, но уже не от себя, а к самой себе, настоящей…жаль, что ТЕБЯ не будет рядом, хотя именно твоя поддержка мне нужна сейчас…хотя, нет, ТЫ всегда со мной, в моём сердце, в моих закатах и рассветах, и, да, в моих мечтах! Убегу ли?..Буду стараться!

И вдруг…звонок…мама…- «Хорошая моя, я тут подумала и поняла, как же тебя тяжело было решиться всё мне рассказать, прости меня за все мои ответы!..(я застыла в недоумении, чуть ли не вжавшись в трубку телефона)…никогда, никогда, мне не стыдно будет, что ты мой ребёнок, и пусть даже все вокруг будут знать, что ты…ммм (ну не может она ещё произнести слово – лесбиянка)…, что ты «особенная» (ого)… и даже, если ты будешь жить со своей женщиной со мной в одном городе, улице, доме, я буду только этому рада, и пусть кто-то хоть что-то попробует сказать…»

Всё…Занавес…Слёзы…В тот момент мне захотелось снова стать маленьким ребёнком, и как в детстве, обнять её за ноги и уткнуться лицом в её колени. Для меня материнская любовь так и осталась непоколебимой!

Дорогие, мои ЛЮДИ! И особенно, вы, любимые ЖЕНЩИНЫ, матери и дочери, понимайте и берегите друг друга!!!

Напиши свою историю

...Я обняла своего друга гея сильно-сильно и сказала, что люблю его ещё больше за то, что открылся

Телеведущая

Рассылка

Subscribe to Egali newsletter feed
Oбязательство, согласно которому ты осуждаешь любой тип насилия и принимаешь Человека в его многообразии.

Обязательство

  • Артем

    Бельцы

    Каждый раз, готовясь к совершению очередного каминаута (если это не случается спонтанно), я обычно разрабатываю сложные комбинации и рассматриваю