Да, я гей, и не стыжусь этого

Алекс
,
Кишинев

Что такое камин-аут? Это выход из чулана – добровольное, открытое заявления для близких, друзей и других людей о своей особенности, о своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Для всех это очень трудный процесс. Особено это трудно для молодежи, для тех, кто не определился, для тех, кто определился, но не знает, как с этим смириться и принять себя таким, какой он есть, – для таких, как Я. Многие боятся открыться перед родителями из-за атмосферы, поведения и религиозных или политических взглядов в семье.

Признаться кому-то, что ты другой, что ты немного отличаешься от всех – это, на мой взгляд, как признание в любви, но с некоторыми очень БОЛЬШИМИ ОТЛИЧИЯМИ – любовь приходит и уходит, а это остается с тобой навсегда, и ты этого изменить не можешь. Если говорить о моем камин-ауте, то это было очень трудно. Особенно, когда я всегда слышал в разговорах матери, что «вот женишься, жена тебе нарожает деток, и я с ними буду нянчиться!!!». Особенно мне было трудно открыться, когда у меня был отчим, который выделялся явными и открытыми гомофобными отношениями и восприятиями. Но все по порядку.

Я рос и развивался, как и все дети – садик, друзья, школа, одноклассники, колледж. Было одно отличие – я больше времени проволил в окружение девочек, а не мальчиков. Так было в садике и в школе, в колледже – немного по-другому. Да, у меня были друзья-мальчики, но мне не было так интересно с ними, как с девочками. Не знаю, точнее – не помню, как я заметил, что меня девочки привлекают только как друзья – не больше, –  и что с мальчиками у меня наоборот, ну почти. Я с мальчиками хотел дружить, но не мог: я боялся, что могу что-то не так сказать, как-то не так посмотреть или как-то не так себя повести. Мне даже очень сильно нравился один мальчик.

Признаться самому себе, что ты другой, что ты гей и что ты не такой как все – трудно. Осознание этого и понимание, что ты не можешь себя принять, так сильно терзает и мучает, что иногда подумываешь о суициде (признаюсь, что такое случалось часто). После некоторого времени я смирился с этим, признал себя таким, какой я есть. Прочитав большое количество статей в интернете, я решил, что осталось самое «малое» – признаться остальным. Я думал, что это будет легко – как сильно я ошибался.

Первым делом я решил признаться своим самым близким друзьям, тем, которым я все всегда рассказывал, тем, с кем я делился самым сокровенным, и они со мной тоже, те, кто меня поддерживал в трудных ситуациях, и будут поддерживать впредь. Я не чувствовал страха, пульс не бился в сумашедшем ритме – было все как обычно. Меня поразила их реакция, после того как я окончил свою «речь» о том, что я гей; они мне сказали: «Мы это давно заметили, но ждали и хотели, чтобы ты сам нам рассказал без какого-либо давления с нашей стороны. Ты ничем не отличаешься от нас, даже наоборот, ты похож на нас – нам всем нравятся мальчики».

Я очень был рад, что мои друзья приняли меня таким, какой я есть. Следуюшим этапом было признаться маме. На тот момент мы уже не жили с отчимом, и мне было немного легче, немного свободнее об этом говорить. Но с мамой все было намного сложнее и страшнее. И решиться было нелегко: биение сердца, страх смешались в одно единое – в коктейль Молотова, который взрывался во мне и пытался остановить, пытался заставить передумать, но я решился, и пути назад не было. Я боялся, что буду отвергнут. 

Несмотря на то, что с мамой у меня не ахти какие отношения, но она – моя мать – любит меня и поддерживает. Я боялся, что после этого я стану изгоем, и никто из родных не примет меня таким, какой я есть. Когда я признался маме, я видел что ей нелегко, она начала плакать.  Даже сейчас, вспоминая это, у меня наворачиваются слезы на глаза – мы плакали вместе.  Потом я ушел к себе в комнату, а спустя пару минут ко мне пришла мамочка и сказала: «Мне все равно, какой ты, мне все равно с кем ты – самое главное, что ты мой сын и я твоя мать. Самое главное, чтобы ты был счастлив, тогда счастлива и я. Я люблю тебя таким, какой ты есть, и эту любовь у тебя и у меня никто не отнимет». После этих слов мне стало так легко – такое ощущение эйфории, так свободно, будто сейчас возьму и полечу.

Конечно, остались еще родственники. Им уже все рассказала мама, не всем, правда, – только самым близким. Остальным мы решили сказать потом, когда я пойму, что настало время, прежде посоветовавшись с мамой, как это сделать и где.

После камин-аута мне стало легче жить; я не скрываюсь и не вру, я не обманываю маму и себя, я открыт перед друзьями. Конечно, бывают некоторые моменты, о которых маме лучше не знать… :)

Теперь я могу открыто сказать: «Да, я гей, и не стыжусь этого. Я такой же, как вы, просто мне нравятся парни».

Напоследок хочу сказать: Не бойтесь совершить камин-аут! Чем раньше вы это сделаете, тем раньше вам станет легче. Рано или поздно – вам уже не поможет маскировка, и у вас уже не получится скрывать, кто вы есть на самом деле. Вы боитесь, что скажет обшество? Я тоже боялся, но сделал это. Мне все равно, что думают обо мне «они» –  самое главное, что я не думаю о «них».

Так что же такое камин-аут? Это ощущение свободы!

Напиши свою историю

Гомосексуальноть не является обязательно формой сексуальности, её нужно понять как форму человечности

Социолог

Рассылка

Subscribe to Egali newsletter feed
Ты можешь сделать пожертвование. Посредством их будут покрываться расходы по обслуживанию сайта

Пожертвование

  • Julia

    Кишинев

    Когда я была совсем маленькой, мне нравилось надевать папину одежду, и, несмотря на то, что она была мне невероятно велика, я чувствовала себя в не