Единственно возможный путь

Евгений Логинов
,
Кишинёв

Меня зовут Женя, я бисексуал и трансгендер.
Не так давно мне исполнилось 18. Всю свою жизнь я больше всего хотел понимания. Даже до того как осознал свою транссексуальность я был довольно необычным ребенком. У меня всегда были другие интересы и ценности. Может, так произошло из-за того, что мне было немного труднее, чем большинству моих сверстников. Я часто по-доброму завидовал тем, у кого в семье никто не ругался и кто дома мог сказать то, что думает. Впрочем, были и довольно позитивные моменты. Например, неосознанный каминг-аут в третьем классе, когда я насмотрелся фэнтези и попросил одноклассника называть меня принцем Михаэлем. Собственно, я никогда не ассоциировал себя с женскими персонажами. А в мужских образах я находил себя, видел отражение своих чувств. К счастью, в то время мое некомформное поведение сваливали на возраст и не предъявляли особых претензий. Хотя часто говорили, что я должен вести себя иначе. Классу к пятому мне это внушили окончательно. Я старался соответствовать. Но при этом все равно оставался другим. Это стало главной причиной моих проблем. В это время я был аутсайдером, еще больше, чем в начальной школе, где я еще общался с некоторыми людьми. Тогда я понял, что дети этого возраста часто намного более жестокие, чем взрослый человек. Я не хочу вспоминать все, что эти люди делали со мной, скажу только, что я часто дрался, иногда был вынужден идти домой пешком, остался без телефона и мечтал, чтобы все это скорее закончилось. Родители и учителя заметили, что у меня проблемы в школе, только когда это отразилось на моей успеваемости. Моей семье в принципе никогда не были важны мои чувства, только оценки, достижения и отзывы других людей обо мне. Во второй половине шестого класса я перевелся. Это меня не спасло, но тут я хотя бы не дрался и не любили меня больше за то, что я "чужой", чем за мои отличия. Собственно, я старался не отличаться от "обычной девочки", хотя многое мне было непонятно. Я привык к этой роли. Но был несчастен. У меня часто бывали депрессивные состояния, я чувствовал себя не на месте. В восьмом классе я начал пытаться что-то писать и рисовать, зарегистрировался на форуме под нейтральным псевдонимом и творил. Главными героями всегда были молодые парни студенческого и поздне-школьного возраста. Через этих героев я обычно выражал все свои чувства. Рассказы были в основном мистические, но я ставил вопросы о реальных жизненных ценностях. Почти все я писал от первого лица. В творчестве я нашел свою нишу, свою возможность быть собой. В реальном мире я продолжал играть девочку. Общаясь с людьми на форуме, я обычно говорил о себе в мужском роде, соответственно, ко мне обращались так же. Это приносило мне радость, хотя я не очень понимал, почему. До конца девятого класса я вообще не знал, что такое бывает. А когда узнал, подумал что-то вроде "Так вот оно что". С тех пор я начал проводить часть времени пытаясь найти ответы на вопросы, возможности... Осознание было хуже непонимания. Я уже не был маленьким ребенком и прекрасно понимал, что живу в религиозной семье и представлял, как к этому отнесутся мои родители. У меня началась депрессия, из-за нее болезни. Полгода я сидел на антидепрессантах и лечил нервы. Одновременно сбегал и был уверен, что меня нельзя любить. Когда мое состояние облегчилось, я стал понемногу открываться. Понемногу постригся, стал носить другую одежду, после начал перевязывать грудь. Я нашел друзей уже как трансгендерный парень. Но радость продолжалась недолго. Этим летом мама заметила, что я ношу бинт. В тот момент она сказала, что это плохо, но знала, что мне срочно надо идти. В другой день я шел гулять, снова в бинте. Хотел поскорее уйти. Но мама почему-то решила меня обнять... И снова заметила бинт. Она начала говорить мне, что будет следить за мной, с кем я хожу, общаюсь, что изолирует меня от мира, что мои друзья будут меня стесняться, что я ничего не добьюсь, что меня все будут ненавидеть, что от меня откажутся и в целом очень много плохого. Но самое главное, что я, наверное, никогда не чувствовал большего предательства, чем тогда.
Я промолчал, написал знакомому, что не приду гулять, пошел в ванную. И там в моих мозгах что-то переключилось. Сначала я просто лежал и плакал, а потом предпринял вторую в жизни попытку самоубийства. Я писал, что сдался и что если мне нельзя быть собой, я не хочу быть вообще. Я очнулся, когда понял, что не могу остановить кровь. Я выжил. На несколько дней удалил все аккаунты, а потом вернулся. У меня снова началась депрессия, но я решил бороться за себя. Сейчас у меня есть любимый человек, вместе с которым я прошел через многие трудности, я уже не скрываюсь, пишу музыку, рисую, строю планы на будущее. Ближайшие из них - университет, смена документов и начало гормонотерапии. Я верю, что все получится, и надеюсь, что смогу сделать что-нибудь, чтобы помочь кому-то, кто в такой же ситуации, в какой был я.
Ребята, которые прочитали мою историю, я хочу дать вам два совета.
Никогда не отчаивайтесь и не сдавайте позиции, верьте в себя, идите к своей цели, потому что даже если сейчас все плохо, наступит день, когда вы найдете свой путь и поймете, что можете его пройти, что вы любимы, что у вас есть друзья.
Будьте смелыми, верьте в свои мечты, идите к ним, защищайте себя, будьте собой. Только так можно почувствовать себя счастливым. Мне это удалось. Я в вас верю.

Relatează istoria ta

Am prieteni homosexuali şi mi se face greaţă când aud pe cei care răspândesc mesaje de ură...

Ofiţer de presă, Amnesty International Moldova

Abonează-te

Abonează-te la Egali newsletter feed
  • Sergio

    Chişinău

    Demult şi eu am dorit să relatez istoria mea aici. Cred că a venit şi timpul.